Отповедь Грете Тунберг и прочим провокаторам: человечество спасут обычные сорняки

ГлавнаяНаука Григорий Карачев

Ох, тяжко ваш покорный слуга ревакцинацию пережил. С пятницы полный упадок сил в пол. Глаза вполнакала, речевой аппарат сбоит, точность попадания в клавиши напрочь отсутствует. Пришлось скомандовать: «Диван! Ко мне!», в полузабытьи пялиться на свежие научные программы ТуТуба. Наткнулся на почти двухчасовой фильмец о «глобальном потеплении». Где умные дяденьки и тётеньки рассказали душераздирающую историю: оказывается, человечество массово начнёт вымирать от голода к 2050 году.

Однако… Главным калибром данной теле-мути выступала не совсем адекватная девочка Грета Тунберг, которую предприимчивые родители лечат не теми методами. Но не суть. Пробрала картина продовольственного Попакалипсиса до ливера, исплакал футболку, простынку и штору. Замутнённый «Спутником Лайт» мозг вытащил на свет божий одну интересную тему, охотно сейчас поделюсь.

Итак. Который уже год неолитическая стоянка Такаркори, в районе горной Сахары, подкидывает мировому учёному сообществу много интересного. Местечко было популярно и среди охотников-собирателей, потом её облюбовали первые скотоводы. Непрерывно использовалось четыре тысяч лет (10 200-4 600 лет назад). Но самые любопытные данные пошли, когда туда прибыла группа палеоботаников из Италии, Великобритании и ЮАР. В рамках совместного проекта по изучению хозяйственно важных растений доисторического периода.

Вечный дом.

Такаркори — это своеобразный скальный навес в предгорьях ливийских гор Тадрарт-Акакус. Он полностью отрыт с запада, удобно расположен в сотне метров над высохшим руслом реки (называется «вади»). Работы там не прекращаются более двух десятков лет, несмотря на военно-политические неурядицы региона. Уникальность археологической площадки в том, что она содержит абсолютно непрерывную последовательность культурных слоев. Каждый из которых прекрасно сохранил следы хозяйственной деятельности людей голоцена (10 200-4 600 лет назад).

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Сначала Такаркори облюбовали группы охотников-собирателей. Оставили кострища (очаги, горевшие десятилетиями), первую примитивную керамику, каменную утварь (ступки и пестики для перетирания зёрен), остатки минеральных красителей для росписи, фундаменты для каменных заборов (служили загонами для диких баранов). Найдены обрывки плетёных циновок и корзин для переноски фруктов и семян.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Самое главное, на стенках глиняных горшков были обнаружены органические молекулы растительного происхождения. Именно после таких данных медицинской лаборатории Модены научное общество встрепенулось: 10 000 лет назад на стоянке Такаркори люди варили в горшках кашу нескольких видов. Из чего, простите? Быть того не может!

Подошли новые исследования, уже из верхних слоев. 8 200-6 900 лет назад тамошних охотников-собирателей очень постепенно сменили племена скотоводов. Предпочитали разводить коз и овец, стоянку Такаркори использовали как сезонное убежище. Быт не менялся, всё те же каменные орудия, керамические грубые изделия, лишь более грамотно устроенные очаги. Благодаря черепкам «грязной посуды» сохранились остатки пищи, органолептические исследования рассказали немало интересного, позволили точно датировать появление молочного животноводства в этой части Африки.

Под скальной стеной нашли превосходно сохранившееся… кладбище. Где на протяжении полутора тысяч лет хоронили женщин и детей. Полностью сохранившимися являются 15 могил. Несмотря на различные исторические эпохи, проведены по однотипному специфическому ритуалу, основанном на женских родственных связях. Когда охотников-собирателей сменили скотоводы, ритуалы поменялись. Уже находятся останки и мужчин, и женщин.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Цивилизационный рывок.

Наиболее долго в Такаркори задержались палеоботаники. Из последовательности слоёв (более трёх сотен!) были собраны комплексы спор и пыльцы. Построены понятные климатические карты огромного исторического периода, закрыто немало «белых пятен» в этом вопросе. С точностью до нескольких десятилетий определили, как сменялся доминирующий тип растительности в этих местах. А вместе с ним — и климат.

Подробно промаркировали переход от влажного растительного рая «зелёной Сахары» — к суровым засухам около 5 500 лет назад, полностью подтвердив и дополнив исследования долины Нила. Но начиная с самых ранних слоёв, французским учёным при раскопках попадались кучки зёрен и колосков различных растений. Именно это и привлекло в Такаркори специалистов Рима и Модены, британцев и специалистов из ЮАР.

Было выделено три десятка так называемых «агрегатов», около 230 000 зёрен. Учёные разделили их на две категории. В первую вошли только обмолоченные и провеянные семена, без плёнок и шелухи. Они были найдены в самых древних слоях, с 9 500 лет тому назад. Все манипуляции с зерном проделывали охотники-собиратели. Во вторую категорию вошли смешанные «агрегаты»: зёрна, пустые колоски, соломинки. Это уже эпохи скотоводов.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Совершенно точно установили — древние кучки семян концентрировались на небольшой площадке северной части раскопа, более поздние — в центральной части. Эти места были нарочно отведены под «зернохранилища». Там же найдены фрагменты плетёных корзин, средства переноски и хранения. С застрявшими отдельными зёрнами. Неподалеку был «мучной цех» с соответствующими приспособлениями и утварью.

Вторая категория «агрегатов» не была столь очевидной, вряд ли использовалась в пищу человеком. Судя по составу и пропорциям — смешанные растительные массы были попыткой составить наиболее питательные рецепты… кормов мелкого молочного скота. Хотя и вполне подходит гипотеза об отходах обработки пищевых зёрен. А вот с их принадлежностью к видам — началось самое интересное.

Древнейшие обитатели Такаркори, охотники-собиратели, в первую очередь собирали «сорго» во всем его видовом многообразии. Одно из самых первых культурных растений. Неприхотливое злаковое растение. Относится к яровым культурам, встречается в Африке, Австралии, Юго-Восточной Азии, Америке и совсем редко — в европейских странах.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

В течение почти 600 лет люди набирали в корзины созревшие зёрна сорго, приносили урожай на стоянку, обрабатывали и готовили каши. Рацион дополняли семена «слоновой травы», дикого проса, ветрянки. Сегодня это редкие кормовые культуры. Со временем всё чаще стали использовать на стоянке «фонио», так называемый «голодный рис». Наши ЗОЖ-ники его знают под названием «росичка».

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Шли века, климат становился всё суше. И около 8 600 лет назад в зерновых агрегатах стала доминировать «хвостовка просовидная», крайне вредный сегодня сорняк. Лишь в некоторых очень бедных регионах Азии и Африки его пытаются использовать как добавку к кормовым смесям. Через 2 000 лет хвостовку уверенно вытесняют семена «ежовника», сегодня — наиболее вредного придорожного сорняка. Наши огородники знают этого недруга как «куриное просо». Но в Азии растение местами окультурили, под названием «пайза» возделывают для технических целей.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Выводы…

После такого короткого и нетипичного экскурса для «Напёрстков», немного поозорничаем с умозаключениями. Итак, палеоботаническая картина полна и детальна. Полностью понятны переходы: от одних хозяйственно значимых доминант к другим. Уход в небытие «сорго», доминирование «хвостовки» — это крайняя устойчивость последней, конкурентоспособность во всё более сухом климате. «Хвостовка», как почти неискоренимый сорняк, мгновенно захватывает так называемые «нарушенные места обитания», не обращает внимание на неустойчивые климатические условия.

У «сорго» семена более крупные, но у хвостовки их гораздо больше. И древние люди махнули рукой на дальние походы за более питательным меню, предпочитая собирать урожай на вытоптанных площадках вокруг стоянки. Весьма разумный выбор. Затем появился «ежовник». Пока загадка, каким образом его сюда занесли, но не суть. Сорняк очень быстро прижился. Демонстрируя куда большую неприхотливость, составил жёсткую конкуренцию «хвостовке».

По сей день его способность быстро занимать пастбища с высоким уровнем выпаса высоко ценится народами Центральной Азии, Кореи, Японии. Благодаря быстро восполняемой зелёной массе. Однако учёные заметили одну любопытную деталь: вместе с естественной конкуренцией двух «сорных видов» имел место целенаправленный отбор растений с нужными человеку свойствами. Это касалось «ежовника» и дикого проса, селекция велась не менее полутора тысяч лет. Результатом стали более крупные зерна (в полтора раза) очень вытянутой формы.

Но… несмотря на практику сбора семян и колосьев в течении четырёх тысячелетий (9 500–5 550 лет назад), эти растения не были одомашнены человеком. Большинство из них числятся сорными, в редких случаях — кормовыми или техническими. Хотя тот же «голодный рис» в Азии был окультурен и возделывался уже 11 тысяч лет назад. Почему так вышло? Ответа внятного пока нет.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Учёные считают, что только приоткрыли новое окно для более масштабных исследований. Все травы из меню древних обитателей Такаркори являются неприхотливыми генералистами, способными выживать в широком диапазоне климатических колебаний. Найти и вырастить такие растения проще всего, они прекрасно восстанавливаются в обитаемых территориях, способны заполонить нарушенные участки.

Вот и ответ готов на душераздирающие страдания телевизионных экологов и откровенно невменяемой девочки Греты Тунберг. Боитесь голодной смерти человечества в условиях грядущего потепления? Ха, наш вид прекрасно эти кризисы уже преодолевал. Изучайте сорняки, господа. Они со своим арсеналом приспособляемости и выживаемости могут чудесно заменить многие злаковые капризные культуры. Расти в таких «поражённых» местах, которые самой природой заброшены.

Полезно любить науку. Понимать, что четыре тысячи лет плотного хозяйствования в окрестностях Такаркори именно сорняки служили людям верой и правдой. Из них варили молочные и простые каши, мукой густили мясные похлебки. Грешно такое подспорье «настоящих культурных растений» недооценивать. Кто как, но гордость за сорняки и человеческую сообразительность — испытываю. Не бойтесь, припрёт — выкрутимся.

Материалы партнеров


Новости партнеров

Ещё новости