Почему власть в современном мире — это обезьяна с гранатой

ГлавнаяНаука Григорий Карачев

Карл Маркс писал, что нет таких преступлений, на которые не пошёл бы капиталист ради 300 процентов прибыли. Но время не стоит на месте. Сегодняшний капиталист на любое преступление согласен уже и за пятьдесят процентов. Можете себе вообразить, на что он пойдёт за триста?

Нет, вы не можете вообразить. Вы отмахнётесь, скажете «да ну», «бред какой-то», «конспирология». Наше сознание так устроено: отказывается верить в ужасное. Помните «семь стадий приятия неизбежного»? Шок, отрицание, сделка… Сознание отказывается верить в ужасное, иначе бы люди не могли жить — зная, что смертны.

Когда до нас доходят полуслухи о каком-то «деле Эпштейна», мы стараемся не вникать, что там такое. Официальные СМИ не трубят об этом на каждом шагу — «и слава Богу», можно жить спокойно — «не думать о смерти».

Потому что «дело Эпштейна» — это слишком, чересчур страшно. Это конкретное доказательство двух вещей. Первая: ради любой своей выгоды, прихоти, мимолётного удовольствия, ПРОСТО РАДИ БЛАЖИ люди, обладающие властью и средствами, не остановятся ни перед чем. И второе: сегодняшняя власть — это обезьяна с гранатой. Так случилось после того, как власть в мире стала обслуживать интересы богатства, оказалась ниже богатства, а не выше его.

По-вашему, эти люди способны вообще перед чем-либо останавливаться?
По-вашему, эти люди способны вообще перед чем-либо останавливаться?

Богатство ради выгоды само по себе не остановится ни перед чем, но раньше власть могла его останавливать. «Всё моё», — сказало злато, «Всё моё», — сказал булат». Теперь — нет. Булат пошёл ко злату в услужение, случилось то, о чём Ленин и другие предупреждали сто лет назад. И дело Эпштейна неслучайно «непопулярно» в СМИ. Ведь, если люди будут думать о нём слишком много, они, даже не зная и не понимая истории, на интуитивном уровне поймут, например, что власть не заботится об их здоровье. О нет… Раньше, когда человек был «производительной силой», ещё имело смысл как-то о нём заботиться, но сегодня, когда «люди — новая нефть» и «всех скоро заменят роботы»…

Если нас станет выгодно рубить на куски и продавать на манер говядины и свинины, вы думаете, власть, Конституция, телевизор (на каких там ещё китах зиждется сегодня цивилизация) остановятся перед этим? Но сегодня в тренде другой бизнес — «спасать людей».

Корпорации (бывшие государства) сцепились за рынки. Нас, слава Богу пока не режут, а только спасают. И большинство спасённых выживают, судя по всему.

Спасение строго добровольное, но чиновников, не обеспечивших высокие показатели спасённых по районам, грозят лишить должности. Спасение строго добровольное, но не спасшегося могут не допустить к работе. Это уже. А завтра? «Спасение строго добровольное, но не спасшихся расстреляем». Хотя — можно и на куски…

"Так забочусь о процветании Человечества, что даже кефир кушать не могу!"
«Так забочусь о процветании Человечества, что даже кефир кушать не могу!»

Проблема современного капитализма чрезвычайно проста. Закончился ресурс, который можно было эксплуатировать. Раньше было как — крохотная Европа с парой сотен «семей» — и огромный мир: Азия, две Америки, Африка, Тихий Океан, — «ресурс», рабы, которых можно выжимать, как тряпку. Сегодня этот «ресурс» закончился. Срочно нужны новые рабы. Новых рабов нужно придумать, их нужно создать.

Запущены разные сценарии: баранобесие, глобальное потепление, вырождение белой расы, разрушение семьи, частной собственности и государства… Что-нибудь да сработает. А цель одна. Цель всегда одна.

Триста. Процентов. Прибыли.

Эпиграф: «Зафиксировано 300 смертей от того, от чего надо добровольно спастись!» — сообщает Штаб организации добровольного спасения. Трубят заголовки новостей.

Позвольте узнать, а сколько смертей от рака «зафиксировано» в этот день? Буквально неделю назад принято постановление, предписывающее лечить онкологических только по месту жительства, это же забота о здоровье, да? Она же распространяется на все болезни, а не только на те, на которых в данный момент можно зарабатывать?

Часто задаваемые вопросы: «Какая выгода вашей сатанинской мировой закулисе от нашего Спасения, если оно бесплатное?»

1. Государство оплачивает производство Спасения за счёт бюджета — то есть из налогов, то есть из вашего кармана. Потом продаёт Его в другие страны; с этого момента начинается прибыль.

2. Спасение выгоднее лекарства, потому что лекарство нужно только больным, а их слишком, чересчур, возмутительно мало. Спасение же можно применять к здоровым, то есть ко всем. (Вот почему нужны эпидемии планетарного масштаба, и нас предупреждают, что так теперь будет всегда, — это выгодно для бизнеса.)

Производство спасений выгоднее производства лекарств, сегодня этого не знает только свинья.

Мораль: спасайтесь, кто может.

Также:

Материалы партнеров


Новости партнеров

Ещё новости