Что Альберт Эйнштейн считал богом, и как ученый относился к религии

ГлавнаяНаука Григорий Карачев

Пробуем разобраться в духовном аспекте жизни Альберта Эйнштейна, постараемся понять, что ученый думал о религии и боге. Помогут нам в этом высказывания физика, его письма, автобиография и интервью, которое он давал журналистам в разные времена.

О боге

«…бог не играет в кости…». Эта фраза — одно из самых известных высказываний Эйнштейна, которое практически постоянно вырывают из контекста.

Что может подумать об этой фразе человек, не знавший кому, когда и при каких обстоятельствах она была произнесена? Логично же предположить, что речь здесь идет о религии, и ученый, возможно, даже верит в этого бога и открыто признает божественное существование, то есть в высказывании Эйнштейна можно увидеть подтверждение религиозной веры. Но на деле ученый вложил в это выражение совсем иной смысл.

Цитату “вырвали” из гневного письма Эйнштейна, которое было написано физику Максу Борну — одному из отцов квантовой механики. Вот как полностью звучит предложение:

Квантовая теория объясняет многое, но на самом деле она ни на шаг не приближает нас к секретам Старика, во всяком случае, я убежден, что Он в кости не играет

Эти слова Эйнштейн адресовал всем коллегам, которые разрабатывали новую математическую теорию — квантовую механику, таким образом ученый как бы бросал им “вызов”. Разногласия немецкого ученого с квантовой механикой хорошо известны. Общая теория относительности Эйнштейна совершенно по-другому описывает Вселенную, и принять новую теорию значило бы для физика предать свою собственную.

Фото: BBC
Фото: BBC

Краеугольный камень квантовой механики — принцип неопределенности Гейзенберга; он гласит, что нельзя одновременно знать и положение, и импульс частицы, получается, что чем больше мы знаем об одном конкретном свойстве, тем меньше о другом — это свойство начнет вести себя случайным образом. Из этого принципа вытекает то, что Эйнштейна повергло в шок, и с чем он никак не мог согласиться — любое событие в квантовом мире истинно случайно. Ученый считал, что такой вывод вносит несуразицу в микромир.

Физик же пытался объяснить мир гораздо проще. Под фразой «бог не играет в кости» Эйнштейн подразумевал не конкретную веру в высший разум, это была просто удобная метафора, означающая, что в мире нет чего-то случайного, все в нем закономерно и идет своим чередом.

Эйнштейн утверждал, что описание движения электронов через их скорости и координаты противоречит принципу неопределенности. И считал, что должен быть основополагающий физический фактор, при помощи которого квантово-механическая картина микромира вернется на путь детерминизма (учение о закономерности и причинной обусловленности всех событий и явлений).

Говоря об основополагающем физическом факторе, Эйнштейн думал, что во Вселенной может существовать Главный закон, который наука пока что не открыла. В своем письме к Борну физик сообщал:

Ты веришь в бога, который играет в кости. А я — в абсолютный закон и порядок в объективно существующем мире

Как Эйнштейн относился к религии?

Бытует мнение, что когда Альберт Эйнштейн разрабатывал ОТО, выведенное им уравнение указывало, что Вселенная расширяется, а значит имеет начало. Такая идея не понравилось ученому, потому что наводила на мысль, что к созданию Вселенной руку мог приложить некий бог. Чтобы уравновесить силы гравитации, то есть избавиться от “начала”, физик ввел в уравнение ОТО еще одно слагаемое, дополнительное — “космологический член”, что-то вроде антигравитационной поправки на необъяснимую силу отталкивания, которая расталкивает галактики и противодействует силе их взаимного гравитационного притяжения.

Фото: theastroworld.net / Эйнштейн выводит СТО перед аудиторией; 1934
Фото: theastroworld.net / Эйнштейн выводит СТО перед аудиторией; 1934

Другие же специалисты предполагают, что Эйнштейн ввел в уравнение “космологический член” лишь с одним намерением: чтобы не выделяться на фоне тех, кто тогда поддерживал общепринятую теорию стационарной Вселенной. Получается, физик просто согласовал свою теорию с тем, что в то время считалось научной истиной.

Через четыре года, когда было накоплено определенное количество знаний и собрано достаточно доказательств о “начале”, Эйнштейн написал, что ввод этого слагаемого — “наихудшая ошибка всей его жизни”.

Все необходимые доказательства собрал Эдвин Хаббл в ходе астрономических наблюдений. Астроном подтвердил, что Вселенная расширяется, и что в какой-то момент это расширение имело начало.

Альберт Эйнштейн однажды сказал:

Наблюдая гармонию космоса, я с моим ограниченным человеческим разумом в состоянии признать, что есть еще люди, которые говорят, что бога нет. Но что действительно гневит меня, так это то, что они поддерживают такое заявление моей цитатой

Но и здесь речь идет скорее не о боге-личности, который общается с человеком через религиозные обряды, а о неком порядке, красивом и едином законе, управляющим Вселенной.

Альберта Эйнштейна можно считать больше агностиком, чем атеистом, разделяющим идею бога Спинозы (европейский философ XVII века) — бога, который “проявляет себя в закономерной гармонии бытия”. В своей книге “Мир, каким я его вижу”, изданной в 1934 году, немецкий ученый писал:

Я не могу вообразить бога, который вознаграждает и наказывает созданные им существа или обладает волей сродни нашей. Равным образом я не могу и не хочу вообразить кого-то, кто остался бы жив после собственной физической смерти. Пусть малодушные люди — от страха или из абсурдного эгоизма – лелеют такие мысли. Пусть тайна вечности жизни остается неразгаданной — мне достаточно созерцать чудесную структуру существующего мира и стремиться понять хотя бы крошечную частицу Основной Причины, которая проявляет себя в природе

Чтобы окончательно убедиться в том, что Эйнштейн никогда не верил в христианского, иудейского или какого-либо иного бога, достаточно взглянуть на автобиографические заметки ученого. В них он сообщает, что от религиозных убеждений отказался еще будучи ребенком.

Хотя я и был сыном нерелигиозных родителей, я глубоко верил в бога до 12 лет. Однако благодаря чтению научно-популярных книг, я стал убеждаться, что многое в библейских историях не может быть правдой, и моей вере пришел конец

Альберт Эйнштейн о связи науки и религии

Наука у Эйнштейна занимала, наверное, главное место в его духовной жизни, он пытался ее одухотворить, так как считал, что именно научное знание — это “тот язык, который позволит нам лучше прочувствовать Вселенную”.

Хотя наши умы еще не способны полностью понять все чудеса окружающего мира, попытка сделать это приближает нас к богу, и чем больше мы узнаем о Вселенной, тем ближе мы становимся к ней”, — полагал ученый.

Мы видим, что Вселенная организована чудесным образом и подчиняется определенным законам, но сами эти законы остаются для нас тайной. За ними есть некая непознаваемая нами сила. Я во многом согласен с пантеизмом Спинозы, но больше всего почитаю его за вклад в развитие современной философии, за то, что он рассматривал душу и тело как нечто единое, а не как две разные сущности

В 1930 году Эйнштейн опубликовал одно из самых обсуждаемых эссе того времени. В журнале The New York Times он рассказал о своей “космической религиозности”. Физик написал, что для него чужды понятия ада и рая, и поделился своими мыслями о связи между религией и наукой.

Эйнштейн утверждал, что “несмотря на то, что сферы религии и науки сами по себе четко различимы друг от друга, между ними существует взаимосвязь. В моем понимании, между ними не может быть конфликта. Хоть они и отличаются друг от друга, но иногда все же переплетаются в этом мире”.

Религиозно просвещенный человек — это тот, кто в максимально возможной для него степени освободил себя от пут эгоистических желаний и поглощен мыслями, чувствами и стремлениями, которых он придерживается ввиду их сверхличностного характера… безотносительно от того, делается ли попытка связать это с божественным существом, ибо в противном случае нельзя было бы считать Будду или Спинозу религиозными личностями. Религиозность такого человека состоит в том, что у него нет сомнений в значимости и величии этих сверхличностных целей, которые не могут быть рационально обоснованы, но в этом и не нуждаются… В этом смысле религия — древнее стремление человечества ясно и полностью осознать эти ценности и цели и усиливать и расширять их влияние. Если принять эти определения науки и религии, то и конфликт между ними выглядит невозможным. Это так, поскольку наука может утверждать, «что есть», а не «как должно быть»

Post Scriptum

Альберт Эйнштейн был человеком с очень своеобразными взглядами на жизнь, которые нелегко было понять и принять обществу. Но утверждать, как это делают сегодня многие, что ученый исповедовал христианство, или какую-либо другую религию — невежественно. Физик постоянно твердил, что не относит к себя ни к одному религиозному течению. Эйнштейн видел законы Вселенной, которые придают ей не только красоту, но и гармонию, и считал, что это и есть проявление того, что можно назвать богом.

Источник

Материалы партнеров


Новости партнеров

Ещё новости