Обстановка в Турции для туристов сегодня: что происходит, последние новости на 18.04.2017

Как известно, Турция сейчас переживает непростой внутриполитический и внешнеполитический периоды. В связи с этим потенциально могут пострадать множество секторов экономики, один из которых – туристический.

Главные новости о ситуации в Турции на текущий момент времени – в специальном материале от корреспондентов FTimes.

Обстановка в Турции для туристов сегодня: потенциальная отмена чартеров в Турцию крайне невыгодна

Возможная остановка чартерных программ в Турцию приведет к тому, что без отдыха могут остаться миллионы туристов, уже оплатившие туры. Об этом заявила порталу «Интерфакс» пресс-секретарь Российского союза туриндустрии (РСТ) Ирина Тюрина.

«Очень хочется верить, что остановки чартерных программ не будет, потому что пострадают, в первую очередь, туристы. По всем данным — и у туроператоров, и в системах онлайн-бронирований — Турция сейчас явный лидер по продаже туров», — заявила И.Тюрина. Она пояснила, что в акции раннего бронирования на этом направлении показали рост спроса в 4—5 раз по сравнению с аналогичным периодом позапрошлого года. Все туры уже оплачены, и остановка чартеров создаст крайне сложную ситуацию. «Это будет, грубо говоря, беспрецедентный облом для миллионов туристов, даже хуже, чем закрытие Турции в 2015 году — тогда направление закрыли в конце ноября, поток уже закончился, сезон был практически завершен. А сейчас канун высокого сезона. И остановка чартеров — это крушение надежды для людей, которые даже в условиях экономического кризиса решили вывезти детей на отдых, тем более что Турция дает очень доступные цены», — сообщила И.Тюрина. Ранее в понедельник источники сообщали, что российские авиакомпании оповещены о возможной приостановке чартерных рейсов с Турцией.

Обстановка в Турции для туристов сегодня: в Турции на 3 месяца продлено чрезвычайное положение

Турция на три месяца продлила режим чрезвычайного положения, сообщил вице-премьер Нуман Куртулмуш. На такой шаг Совет национальной безопаснсти страны рекомендовал пойти кабинету министров. Совбез отмечал, что это позволит «обеспечить преемственность мер предосторожности для защиты принципа правового государства». Чрезвычайное положение было введено в Турции в июле 2016 года после провалившейся попытки военного переворота и с тех пор продлевалось уже несколько раз. Решение об очередном продлении было принято на следующий день после референдума о расширении полномочий президента Турции. На нем, по официальным данным, за усиление президентской власти проголосовали 51% избирателей. При этом Высший избирательный совет Турции принял решение засчитать и те бюллетени, которые, вопреки изначальным правилам, не были помечены специальными печатями. Главные оппозиционные партии страны заявляли о намерении оспорить результаты референдума.

Обстановка в Турции для туристов сегодня: эксперты считают, что референдум в Турции выгоден России

Реджеп Эрдоган выиграл референдум по изменению конституции Турции. Теперь страна станет президентской республикой. Сам Эрдоган говорит, что большие полномочия нужны ему для модернизации страны, а его противники обвиняют его в стремлении установить в стране диктатуру. В какой мере усиление власти Эрдогана отвечает интересам России? Через два года Турция станет президентской республикой. Избранный в 2019 году глава государства будет обладать всей полнотой исполнительной власти, в том числе и руководить правительством. Премьер-министров в Турции больше не будет (а ведь именно в их руках большую часть почти столетней истории республики и были сосредоточены основные руководящие полномочия). И Эрдоган был десять лет был премьер-министром (до того, как в 2014-м избрался президентом). Это были первые прямые президентские выборы в истории Турции, переход к которым уже был частью плана Эрдогана по концентрации власти в руках главы государства. Для окончательного изменения нужна была реформа Конституции. Депутаты поддержали реформу лишь в январе этого года, после чего она и была вынесена на референдум. Пусть и с очень небольшим перевесом, но большинство народа согласилось с реформой, и теперь Турция станет президентской республикой. А сам Эрдоган может на выборах 2019 года выдвигаться в президенты как в первый раз, и в случае успеха пытаться переизбраться и в 2024, то есть править до 2029 года. Тогда ему будет 75 лет – тоже не возраст для ухода на пенсию. Но традиции долгой, практически пожизненной власти естественны для Турции, а альтернативой Эрдогану является власть военных, а не абстрактная демократия европейского образца. Эрдоган, кстати, это и есть демократия – ведь его поддерживает большинство избирателей. Их «вина» лишь в том, что они считают для своей страны исламские традиции более важными, чем вступление в Европу или подражание ей. Эрдоган, который правит Турцией с марта 2003-го года, лишь отражает волю своего народа. Значительной его части – потому что среди голосовавших против реформы конституции были не только противники исламизации, но и те, кто просто не переваривает лично Эрдогана. А курс на сильное государство поддерживают многие. Что здесь важно для России? Мы заинтересованы в устойчивой внутриполитической ситуации в Турции и в том, чтобы она проводила самостоятельную внешнюю политику. Служит ли победа Эрдогана этим двум целям? Скорее да, чем нет.

Во-первых, приведет ли нынешняя реформа к стабильности в Турции или же, наоборот, станет поводом для обострения внутренних противоречий? Конфликт между светской, ориентированной на Европу частью турецкого общества и исламской его составляющей никуда не делся. Как и всевозможные межэтнические конфликты, в первую очередь с курдами, основным турецким национальным меньшинством. Но все же попытка раскачать курдскую проблему – которая в случае своего полного взрыва не оставляет шансов на существование нынешней Турции – представляется нереальной. Другое дело, что тут у Эрдогана появляется новый противник – структуры Гюлена, которые продвигали «исламское образование», на поверку оказываются плотно ориентированными на внешние силы. И это не только сам живущий в США Гюлен, но и всевозможные исламовидные образования, в которые любят играть западные спецслужбы. Если раньше (начиная с младотурков и Ататюрка) главным каналом влияния Запада на Турцию были военные элиты, то сейчас Эрдогану придется иметь дело уже с внутриисламскими «агентами влияния». Но при всех понятных проблемах и очевидных противниках у Эрдогана есть хорошие шансы перейти к политике консолидации большей части турецкого общества. Особенно в том случае, если он сумеет продемонстрировать успехи своей внешней политики. У которой сейчас две главных темы – это война в Сирии и Евросоюз. И обе эти темы прямо касаются России. Сирийская война очень важна для Турции. Эрдогану нужно закончить ее так, чтобы его страна не оказалась в худшем геополитическом положении, чем до ее начала. То есть в Дамаске должен быть невраждебный режим (каким, впрочем, и был Асад), и, главное, сирийские курды должны иметь контроль над как можно меньшей частью территории вдоль турецкой границы. Сделать всё это проще всего вместе с Россией и Ираном, что Путин и предлагает Эрдогану. И хотя в ноябре 2015-го Эрдоган и нанес «удар в спину», сбив наш Су-24, после произошедшего летом прошлого года примирения и начала трехсторонней координации между Москвой, Тегераном и Анкарой можно надеяться на то, что три страны сумеют привести дело сирийского урегулирования вместе. По крайней мере шансы на это есть. Главное, чтобы Эрдоган опять не попробовал сыграть на российско-американских противоречиях – что он пытался сделать в истории с Су-24. А для этого Эрдогану нужно чувствовать себя уверенно как внутри страны, так и на внешней арене. Подавление путча вместе с победой на референдуме должны дать ему первое, а уверенный контакт с Владимиром Путиным второе.